Театр магии и фокусов «Самокат»

Я сам обманываться рад…

На главную  Театр  Пресса о нас Я сам обманываться рад…

Фокусы — искусство очень древнее, ему свыше 5000 лет. Любят этот жанр все люди — от пяти до восьмидесяти. Кто не знает таких великих иллюзионистов, как Эмиль Кио, Амаяк Акопян или Дэвид Коперфильд? Помните, как радовались мы вместе со своими детьми, когда на каких-то эстрадных концертах или представлениях нас по-доброму обманывали? И дети, пытаясь повторить фокус-мокус, мучились в догадках: как же все это происходит?

Как не хватает нам сейчас изящного волшебства! Куда-то ушло из нашей жизни искусство фокуса в той мере, в какой оно присутствовало в прежние годы! И замечательно, что у нас есть такой театр, в котором не просто сохранен этот жанр, но и творческий коллектив находится в постоянном поиске новых форм иллюзионного искусства. Это саратовский театр магии и фокусов «Самокат». Здесь фокусы театрализуют, создают оригинальные авторские спектакли для детей и их родителей. Двести представлений в год смотрят более пятнадцати тысяч зрителей. И все это — семья Щукиных, которая является творческой основой театра «Самокат».

Познакомиться с самым молодым артистом династии, Артемом, страна могла, болея за участников проекта первого канала «Минута славы» в 2007 году. Наш земляк выступал с разноцветными голубями и вошел в пятерку финалистов.

Те самые голуби в огромной клетке находились за моей спиной, когда я беседовала с художественным руководителем театра магии и фокусов Сергеем Щукиным в его рабочем кабинете в саратовском Доме офицеров. Человек с добрым лицом, много работающий для детей, которые искренне радуются тому, что показывает со сцены им волшебник с черной бабочкой на белоснежной рубашке, рассказывал мне об успехах театра и проблемах тоже. Главная из них — отсутствие собственного помещения.

Вы спросите: при чем здесь Дом офицеров? Но именно в его здании, на третьем этаже, в зале на 80 мест сто двадцать детей умудряются разместиться, чтобы погрузиться в мир волшебства и магии. Театр «Самокат» творчески сотрудничает с международными объединениями иллюзионистов США, Германии, Франции, Англии, Израиля. Интересно, их артисты тоже развивают свое мастерство в стесненных условиях?

Вот бы по щучьему велению появился, пусть небольшой, но свой дом, где животные находились бы отдельно от людей, в Зрители сидели не на приставных скамеечках. А весь интерьер напоминал бы мир магии.

Пока же самые маленькие артисты с бело-розовым и желтым оперением воркуют дружно в унисон повествованию своего хозяина, директора театра «Самокат».

— Сергей Вадимович, почему «Самокат»?

Название сложилось из первых букв первоначального наименования театра, созданного более двадцати лет назад: Саратовский молодежный камерный театр-студия. Есть и некая связь с существующей в то время ситуацией: театр не финансировался, и мы тогда говорили: «Сами едем — сами катим».

— А кому вообще принадлежала идея создания театра, который не финансируется государством?

— Мне. Я учился в Москве в театральном институте им. Щукина при театре им. Вахтангова на факультете «Режиссура драмы». А перед этим закончил саратовский пединститут по специальности «Английский язык». Долгое время работал в драматических театрах Сибири, Саратова, Вольска. А потом захотелось создать свой собственный. Открыть театр в те времена было практически невозможно. Это были 70-е годы. Тогда требовалось разрешение Совета Министров СССР. И около 150-ти всяких согласований. А в стране нарождалось студийное театральное движение. Я тоже организовал студию, пригласил актеров, начали ставить спектакли и показывать их в саратовских ВУЗах. Но создать театр и узаконить официально никак было нельзя. Я писал в Москву, в Правительство, обращался здесь в обком партии, горком партии и так далее. В результате всего этого саратовский горисполком принял решение об открытии в городе первого муниципального театра. Причем на условиях хозрасчета, то есть самофинансирования. Содержать себя самим было очень сложно.

— Как от драмы перешли к фокусам?

— Я выиграл грант. Была такая американская программа «Бизнес для России», в которой я победил. И поехал в Соединенные Штаты учиться. Это был 96-й год. Темой обучения явился шоу-бизнес. Но фокусы — это моя страсть с детских лет. Всегда удивлял ими друзей. В свое время побывал даже с супругой Маргаритой на Всероссийском фестивале фокусников в Москве. На нас все происходящее там произвело такое впечатление, что я в драматические спектакли «Самоката» стал вводить некоторые «чудеса».

В Америке у меня была встреча с Дэвидом Коперфильдом. Он мне даже подарил портрет с пожеланиями — «Good luck, Sergey» (Желаю удачи, Сергей) Я тогда жил и штате Огайо г. Цинцинати. И проходил стажировку в «Магическом магазине фокусов», хозяин которого — Том Фрэнк. Если вы туда зайдете, вам покажут 5 тысяч фокусов и все реквизиты к ним. Том Фрэнк договорился через близкого друга о моей встрече с великим американским иллюзионистом. Мы посмотрели «живьем» представление Коперфиш,— да, а потом за кулисами я с ним пообщался. Очень работоспособный артист, обаятельный, простой, не спесивый. Мы говорили на равных.

Из Америки я привез реквизит и большое желание создать театр фокусов. Тогда и началась наша работа. Поскольку мы — драматические артисты, а я сам — режиссер и актер, фокусы стали театрализовать. Наши номера — как мини спектакли. Мы пишем сценарии, включаем в них участие ребенка из числа зрителей. Происходит веселый розыгрыш.

— У Вас глаза весело-лукавые. Это не потому, что приходится людей обманывать?

— Фокусы — это ведь красивый, изящный обман. Boт когда нас обманывают повсеместно в жизни — это плохо. А в наш театр люди при-ходят специально, чтобы быть обманутыми.

— Бывает, что фокус не удался? Что в таком случае делаете?

— Бывает, я выхожу из ситуации шуткой.

— Кто Ваша семья? И чем еще занимается?

— Это мы с супругой Маргаритой и сын Артем. Живет семья, в основном, своей деятельностью. Ведь творческий человек все 24 часа думает о работе. Раз в год мы, конечно, едем куда-то отдохнуть. Потому что двести спектаклей за двенадцать месяцев — это тяжело.

— И Вы намерены дальше развиваться в этом жанре?

— Конечно. Потому что люди хотят праздника, развлечения, несмотря на то, что мы живем в век компьютеров. Люди хотят волшебства, чуда. А мы утоляем их жажду, даем им возможность и удивиться, и ощутить это чудо, и прикоснуться к волшебству.

— Вашего сына Артема все мы видели в 2007 году на программе «Минута славы» первого канала. Вы его обучали всему?

— С детства он у нас работал в театре: и полы мыл, и на музыке сидел, прошел «все ступени». Сейчас работает артистом театра фокусов. Хотя окончил академию госслужбы.

На «Минуте славы» он дошел до финала, но миллион не получил. После этого ему поступает много приглашений в разные города, в том числе и в Москву. Ездил и в Польшу на международный конкурс фокусников, где занял I место и стал лауреатом.

— А Вас когда увидит российский телезритель?

— Сейчас на телеканале «Россия» начинается интересный проект, который будет называться «Следующий Ури Геллер». Это известный иллюзионист из Израиля. Он прославился в 70-е годы. Силой мысли он гнул ложки, вилки, ключи, читал мысли людей. Его проект уже стартовал в США, Израиле, Голландии и теперь дошел до России. Я был уже по этому поводу в Москве на телевидении, меня отобрали для участия в этой программе. В конце августа Начале сентября она стартует Пот тогда и меня всё увидят

— Что нужно, чтобы стать фокусником? Особые руки? Желание обманывать людей?

— Нет. Фокусы делятся на две большие категории: с крупной аппаратурой, как работал Кио (он показывал обычно сундуки, большие ящики, где исчезали люди, животные) и манипуляции, где фокусники поражают ловкостью рук (номера с монетками, картами).

Но, прежде всего, фокусник должен быть хорошим артистом. Потму, что реквизит можно купить, а чтобы показать что-то на нем, надо быть Коперфильдом, обладать воображением, сочинить сценарий, умело подать себя публике.

— Гастроли тоже бывают?

— Конечно, мы много гастролируем. Были в Самаре, в Пензе, Тамбове, Владимире, Рязани. Везем реквизит. Это очень непросто. Но вот сейчас город нам выделил деньги и мы покупаем «ГАЗель». Много наград: грамоты губернатора, главы администрации, дипломы. Два года назад мы были в Швеции на чемпионате мира по фокусам. Вы, наверное, не знаете, что бывают Олимпийские игры фокусников раз в три года. В Швецию тогда съехались более трех тысяч фокусников. Можете представить зрелищность мероприятия: столы летали, люди поднимались в воздух, масса разных трюков.

В нашей стране, к сожалению, не проходят какие-то съезды фокусников, конкурсы. Мы черпаем материал из-за рубежа. Там выходят специальные журналы, книги, кассеты. В России это жанр не очень развит, хотя все фокусы очень любят. Это идет еще с коммунистических времен. Кио когда-то писал: «Меня не выпускали долгое время за рубеж, потому что члены Политбюро не могли обосновать мои чудеса. В марксизме-ленинизме не может быть чудес».

— Вам не приходила мысль, что Ваша семья — родоначальники династии, как например, у Дуровых, у Запашных?

— Может быть.

— А создать школу фокусников — слабо?

— У нас была такая школа, поскольку родители обращались к нам. Мы даже издали книжку «Фокус от Щукиных», где раскрыли секреты более 40 фокусов. Школа успешно просуществовала год, но в силу того, что у нас очень напряженная концертная деятельность и нам приходится часто выезжать, мы пока приостановили деятельность школы.

— А если не фокусы, где бы могли себя применить?

— Моя специальность — режиссер, я мог бы ставить драматические спектакли. И поставил их в своей жизни очень много. Например «А зори здесь тихие», «Молодая гвардия» и зарубежные пьесы. Но именно за тот жанр, в котором работаю сейчас, получил звание «Заслуженный артист Российской Федерации».

— То есть вы уже признанный всеми театр?

— Мы — единственный в стране театр магии и фокусов. Попасть к нам всегда очень сложно, билеты раскупаются за месяц-два вперед! С радостью ходят и взрослые и дети. В прошлом году мы справили свой 20-ти летний юбилей. Нас пришли поздравить министр культуры, руководство администрации города. Прислал поздравление и народный артист Эмиль Кио.

— Ваши голуби и кролики, как истинные равноправные артисты, находятся не где-то в специально отведенном помещении, а прямо в непосредственной близости от вас — в офисе. Это, чтобы они были постоянно под присмотром, или вы их держите в курсе всех творческих, режиссерских и организационных решений (шучу, конечно)?

— Мы работаем в одном помещении с животными по причине тесноты. Несмотря на то, что театр наш уникален и всеми признан, своего помещения у нас нет. Мы арендуем зал на 80 мест и одну комнату. А коллектив наш составляет тридцать человек.

— Что же так власть к вам относится? Единственный в России театр, сыскавший любовь и признание, не имеет собственных квадратных метров? Ютится в здании Дома офицеров? Ведь театр должен начинаться с вешалки, и ощущение волшебства зритель хотел бы испытать, лишь ступив на порог учреждения, где атмосфера должна быть пропитана магией и чудесами!

— Я могу говорить лишь по поводу нашей городской администрации, где идет постоянная смена власти. Уже сменилось порядка десяти председателей комитета по культуре. Как же можно разобраться во всех вопросах, когда едва получив назначение на эту должность, он меняется на другого председателя? И потом у нас относятся к культуре, как к чему-то третьесортному. А ведь это — духовное богатство людей.

«Под занавес» разговора мне были показаны видеосъемки фрагментов нескольких спектаклей с чудесами и фокусами. И стало ясно, что в конце сентября, в начале театрального сезона, я вновь встречусь с семьей Щукиных, но теперь уже на сцене «Самоката». Очень хочется увидеть весь репертуар театра, чтобы погрузиться в мир магии и волшебства.

«Курьер Поволжья» № 27 9 июля 2008 г.