Театр магии и фокусов «Самокат»

Обыкновенное волшебство

На главную  Театр  Пресса о нас Обыкновенное волшебство

В середине осени в нашем городе проводился финал Всероссийского конкурса артистов эстрады. В составе солидного жюри, сопредседателями которого стали Михаил Швыдкой и Лев Лешенко, были президент Российской ассоциации фокусников заслуженный артист России Владимир Руднев, певица Алена Апина и другие известные. деятеяи российской эстрады. Второе место в номинации «Оригинальный жанр» занял артист театра магии и фокусов Артем Щукин, младший представитель известной не только в нашем городе, но и во всей стране замечательной династии фокусников. Рассказать об этом конкурсе и о жизни и чаяниях русских волшебников мы попросили Сергея Вадимовича Щукина, руководителя театра «Самокат».

— Подобные конкурсы артистов эстрады не проводились довольно давно, а ведь когда-то на них блистали Аркадий Райкин, Клавдия Шуль-женко, Геннадий Хазанов… Тогда участие, а тем более победа гарантировали, как сейчас говорят, высшие позиции в рейтинге и хорошую «раскрутку». Это был входной билет на центральное телевидение, начало всесоюзной известности. На нынешний конкурс съехались около 100 артистов, которые стали победителями на областном и федеральном уровне. Было заявлено 4 номинации — речевой, танцевальный, вокальный и оригинальный жанры. Сложность в нашем случае была в том, что если с остальными жанрами все понятно и границы очерчены весьма узко, то понятие «оригинальный жанр» подразумевает и пантомиму, и клоунаду, и жонглирование, и фокусы, и еще много чего. Естественно, что соревнование проходило на высоком уровне. Но, профессионально оценивая представленные номера, можно с сожалением констатировать, что сам уровень российской эстрады понизился. Так, в танцевальном и речевом жанре жюри не выставило ни первого, ни второго места. Нам порой казалось, что сам конкурс проходил с целью выявить интересных артистов именно в оригинальном жанре, потому что он прочно забыт на наших подмостках, а ведь именно его представители могут украсить любой концерт, любую сценическую площадку. Но при этом складывается ощущение, что сейчас есть потребность главным образом в представителях некоего квази-жанра — тех, кто может рассмешить, а не восхитить. Хотя в номинации «Артист оригинального жанра» первое место занял классический чечеточный номер в исполнении артистов из Санкт-Петербурга.

— Я вообще считаю, что этот номер столь редкого сейчас чечеточного жанра,— включается в наш разговор Маргарита Валентиновна Щукина,— был единственным образцом настоящего эстрадного уровня. И на этом фоне Артем с его номером «Карты, голуби, свечи» по достоинству занял второе место. Члены жюри назвали Артема новой восходящей звездой и пригласили в Москву для участия в молодежном фестивале-конкурсе им. Бориса Брунова, легендарного эстрадного артиста и первого директора театра эстрады. Победители этого конкурса будут рекомендованы на российские и международные конкурсы и фестивали и для участия в телевизионных и радиопередачах, в программах и концертах на центральных концертных площадках Москвы. Поэтому можно сказать, что талант и невероятная работоспособность Артема были оценены, и он получил шанс для дальнейшего движения вперед.

Величайшая заслуга Артема в том, что он сделал столь мощнейший рывок, который привел его к столь блистательной победе, буквально за последние полтора-два года. С 4 лет он был в нашем театре — первым зрителем, «музыкальным сопровождением»… По своему актерскому эгоизму мы нагружали его разной околотеатральной работой, относясь к нему как к полноправному члену театральной труппы и, соответственно, спрашивая с него как с взрослого. При этом фокусами он практически не занимался. Но учась в Академии госслужбы, Артем попробовал свои силы на фестивале «Студенческая весна», и в течение 4 лет становился лауреатом всероссийской студенческой весны.

Наверное, это и подготовило стартовую площадку для сегодняшнего успеха. С одной стороны — прекрасная возможность попробовать себя на разных площадках, причем, как правило, это лучшие площадки города. С другой стороны — если у человека есть природная тяга к сцене, он, попробовав, никогда не сможет уйти, отказаться от света юпитеров, от зрительских глаз. Сцена заманивает в свои сети, и если оказывается, что тебе не безразлична реакция зрительского зала — ты обречен.

Хотя, как это ни грустно, профессиональный иллюзионист не вписывается в современную развлекательную эстрадную концепцию. Летом мы были на Всемирном чемпионате по фокусам, который проходил в Швеции. И — по разительному контрасту с увиденным там, можно сказать, что сейчас в России наш жанр находится в загоне. На чемпионат приехали 3 тысячи фокусников из всех стран — ярчайшие звезды своего жанра, многие из них интереснее, чем Копперфильд. То, что происходило там, даже сложно представить, потому что волшебство нельзя объяснить словами, это можно только увидеть и восхититься. Многим номерам публика аплодировала стоя. А наши зрители, к несчастью, никогда не увидят и миллионной доли показанных там настоящих чудес. Хотя бы потому, что среди многочисленной разноязыкой тележурналистики не был представлен ни один российский телеканал. Да и участников из России было печально мало — пятеро из Москвы и двое из Саратова.

А ведь практически в каждой стране существует национальное общество, объединяющее иллюзионистов. Эти общества входят во всемирную федерацию иллюзионных обществ, которая и проводит каждые 3 года свои олимпийские игры для фокусников, каждый раз в другой стране.

В этом году центром магии и чародейства стала Швеция, потому что там проводится огромная работа, в которую вовлечена значительная часть всего населения страны.

Шведский магический круг объединяет 600 фокусников, которые имеют свой театр, они издают специализированный журнал, у них есть магазин, где продают фокусы. Ежегодно они проводят конкурсы для детей, подростков, взрослых. Получается, что там практически каждый третий-четвертый житель страны причастен к волшебству.

— Сергей Вадимович, а что с волшебством в России?

— Во всем мире иллюзионисты нарасхват, поскольку их искусством можно удивить самую пресыщенную публику. А в России никто не знает, где сейчас призеры профессиональных конкурсов — они просто-напросто перестали этим заниматься, к сожалению это никому не нужно. Есть, правда, московский клуб фокусников — закрытая для внешнего мира организация, не имеющая ни одного филиала и никак не занимающаяся пропагандой своего искусства.

Вообще наша профессия в России — очень замкнутая в силу совершенно объективных причин. Если в Европе есть магазины фокусов, то ни один наш фокусник никогда не поделится своими секретами, потому что все они придуманы и выстраданы собственными потом, кровью и невероятным, часто технически изощренным воображением.

Те, кто хоть раз был на представлении Акопяна или Кио, никогда не забудут свои впечатления. И наша публика отводит место иллюзионистам только на арене цирка, у нас не принято зарабатывать этим мастерством деньги, выступая в ресторанах, клубах, даже не то что не принято — это абсолютно не востребовано. То есть опять получается замкнутый круг — наша публика не знает, как это может быть замечательно и зрелищно, потому что этого никто никогда не видел.

В этом сезоне нашему театру исполняется 20 лет. 20 лет — мы пропагандируем жанр фокусов, и, я думаю, что на наших представлениях побывал каждый саратовец — или будучи ребенком, или уже со своими детьми.

При этом властям города — и об этом мы уже неоднократно говорили — единственный и страна театр магии и фокусов не интересен и не нужен. И если мы вышли в своем жанре на международный уровень, то это произошло скорее вопреки, а не благодаря поддержке местных чиновников.

Сейчас Артем Щукин работает почти круглые сутки — он занят в репертуаре театра, разрабатывает свои номера, постоянно тренирует пальцы. Однако на наш вопрос о его отношении к нагрянувшей — заслуженной! — славе, отвечает неожиданно:

— Я занимаюсь этим, потому что сейчас это мне интересно. Но планов в связи с этим не строю. Я не уверен, что будет мне интересно всегда.

Пожалуй, нет на свете человека, который не хотел бы научиться показывать фокусы, нас всегда интересует, как смогли поразить наше воображение. Наверняка каждый за свою жизнь научился хотя бы одному фокусу — простейшему, с «откусыванием» большого пальца руки, многие наверняка могут показать 2–3 карточных фокуса. И всегда это действо вызывает неизменный интерес. А исчезающие под куполом цирка львы из клетки и возникающие из воздуха кролики заставляют онеметь самого искушенного и недоверчивого зрителя. Искусство фокусника в том и состоит — в возможности своим талантом приблизить миг, когда зритель, погруженный в праздничную мистерию, перестает искать в происходящем двойное дно, а просто наслаждается собственным восхищенным удивлением.

Помните, Игорь Кио расшифровывал свою фамилию: «Как интересно обманывать»? И нам, ждущим чуда зрителям, хочется, чтобы Артему Щукину было еще долгое время интересно обманчивой легкостью увлекать взрослых и детей игрой в волшебство. Желаем удачи!

Ирина СОЛОДОВА

«Репортер», 15 ноября 2006 г.